Восток: философия, религия, культура
научно-теоретический семинар

Семинары
Меню сайта


17.11.2017, 20:15
Главная » Семинары

23.12.2005
04.01.2010, 17:58
М. А. Родионов, д.и.н., проф.

"Законы природы и чудеса в современном исламе Южной Аравии"

   В докладе речь пойдет о законах  природы и чудесах как они  трактуются в современном исламе Южной Аравии. Сразу хочу сказать, почему я выбрал эту тему. Сегодня мусульманские авторы очень много пишут о законах природы, о том, что все законы природы в Коране уже сформулированы. Издаются многочисленные брошюры, рассчитанные на рационального западного читателя – например, на английском, русском языках. Ход мысли в этих сочинениях не нов, а логика аргументации разработана еще в конце XIX в. так называемыми исламскими реформаторами, такими как ал-Афгани, Рашид Рида, Мухаммад Абдо, и многие другие.

     Эти авторы действовали следующим образом: например, существует процесс фотографирования, по-арабски тасвир; поскольку это слово имеет тот же корень, что и слово сура, то находят этот корень в Коране и делают вывод: в Писании потенциально заложено и понятие «фотография». Применительно к биологии та же логика реализуется иным образом. Вспоминают первое откровение Мухаммаду, в котором говорится о создании человека из сгустка крови. Сгусток крови – внутриутробное развитие – биология – онтогенез… Очевидно, Коран рационален. Ислам охватывает все науки и, как часто сейчас пишут в брошюрах, рассчитанных на новообращенных, «ислам не могут смутить никакие научные вызовы».

     Распространенная  при этом вера в чудеса должна быть объяснена исламскими рационалистами. Поскольку о законах природы стали говорить позже, чем о чудесах, то для того чтобы понять, что подразумевается под законами природы, надо предварительно рассмотреть явления, не укладывающиеся в обычный порядок вещей...
Полный текст доклада в формате PDF

Дискуссия

 

     С.В. Пахомов, к.филос.н, ст. преп.:

     Скажите, пожалуйста, практикуется ли посещение  могил в других регионах мусульманского мира? Например, в Индии?

    Родионов  М.А.:

     Практикуется  там, где фундаменталисты не выкорчевали старые обычаи. Но, замечу, для мусульман Южной Аравии – Индия это место, где живут слабые люди, которых Бог испытал изобилием. И они не выдержали этого изобилия.

     С.В. Пахомов, к.филос.н, ст. преп.:

     Неужели все это говорится и о мусульманах?

    Родионов  М.А.:

     Прежде  всего, о мусульманах. Причем, сами жители Южной Аравии – йафииты,

хадрамийцы  – отнюдь не против изобилия. И стала  обычным мотивом в племенных  стихах следующая мысль: о, если бы племя  йафии владело Индией! В свое время  жители Южной Аравии служили в Индии в войске у низама Хайдерабада, и, ввиду их выдающихся воинских достоинств, им платили больше, чем португальским наемникам.  

    В.В. Емельянов, к.и.н., доц.:

     Очень интересно было бы выяснить, относятся  ли к разряду чудес знамения, получаемые в сновидениях или гадании на Коране?

    Родионов  М.А.:

     Известно  как внимательно относился пророк Мухаммад к своим и чужим снам. Поэтому знамение можно получить во сне и воспринять как чудесное указание. Но и толкование сна, и  толкование коранического пассажа может быть не более чем уловкой слабого человека. То-есть здесь имеет место уже отмечавшаяся амбивалентность. С одной стороны, гадать на Коране нельзя, с другой стороны, Бог открывает человеку знание сокровенного, и более всего это сокровенное открывается именно в Коране.

     И потом, как известно, всякое гадание  делится на черное (от шайтанов) и  белое (от Бога). Белое, естественно, дозволено. И попробуйте его не дозволить  людям в Южной Аравии, которые  так склонны к гаданию. Если нечего делать, они берут маленький камешек, плюют на него с одной стороны и спрашивают, какой стороной упадет, - надо быстро ответить, а то ведь жарко, слюна моментально высыхает. Если видят птицу, кидают в нее камень, чтобы посмотреть, куда она двинется, справа налево или слева направо. И вот вам вопрос: какое направление считается благоприятным? (Мнения аудитории разделились). Ответ простой: по ходу письма. Конечно, справа налево.  

     Усеинова  С.Р., аспирантка, ассистент:

     Получается, что гадание на Коране, насколько  это можно так назвать, полностью

совпадает с тем, что практикуют в Иране, когда открывают наугад диван  Хафиза и, соответственно, газель, которая  выпадет, несет в себе какое-то предзнаменование.

    Родионов  М.А.:

     Совершенно  верно. Но это только один из вариантов гадания, гадать можно по-

разному.

     Усеинова  С.Р.:

     Дополнительно вопрос такой. В средние века укоренилась  вера в то, что Вы

мельком обозначили как бытовые чудеса. Сам  Мухаммад, конечно, мог утверждать, что ничего подобного не творит, но это ему не помогло, естественно. Чудеса ему приписываются десятками. Известна история о том, как Мухаммад находился в пустынном месте, так что ему негде было укрыться для того, для чего люди предпочитают укрываться от посторонних взглядов. Имелись только два больших дерева на значительном расстоянии друг от друга. И вот, эти два дерева пошли навстречу друг другу и сплелись ветвями, закрыв Пророка. И еще множество похожих происшествий известно. А как обстоит дело с подобными историями в современном Йемене?

    Родионов  М.А.:

     Ваш пример приводится тогда, когда детишек учат соблюдать гигиену. Брошюрки о Мухаммаде как чудесном мальчике всегда были в ходу, при социализме их было потеснили рассказы о маленьком Ленине, а сейчас некоторые из текстов не нравятся салафитам.. И все же в народе помнят чудеса, происходившие с самого рождения Пророка. Например, история о том, как кормилица ехала на своей ослице так медленно, что прибыла в Мекку, когда младенцев из богатых семей уже разобрали на кормление, почему ей и достался Мухаммад. Но с этим младенцем на обратном пути та же ослица побежала очень быстро и всех обогнала. Потом и овцы у его кормилицы-бедуинки давали хороший приплод. И от жары всех закрывали облака. Вспомним историю, когда Пророку рассекли грудь и очистили сердце. М.Б. Пиотровский писал, что это не более, чем метафора, потому что раскрытая грудь означает искренность. На самом деле мы не знаем в каком отношении находится метафора к событию. Обычно в комплиментарном, взаимодополнительном. И потому люди верят. Так что в Йемене эта традиция существует, но мне кажется, что в Иране она еще богаче..

     Усеинова  С.Р.:

     А в современной йеменской поэзии жанр представлен?

    Родионов  М.А.:

     Да, в песнях. Произведения в этом жанре  очень мелодичны. Обычно детским  или женским, подражающим детскому, голосом задается вопрос, на который отеческий мужественный голос мягко отвечает. Это очень красиво. Но когда слышишь и десятую и двадцатую песню точно такую же, причем утверждается, что только такое пение правильно, а мягкий человек с добрыми глазами говорит, что весь остальной йеменский фольклор вообще надо уничтожить, то я, как этнограф, испытываю к нему не самые теплые чувства. 

     Емельянов В.В.:

     Скажите, пожалуйста, сохранились ли в современном  Йемене ‛аррафы и какого

рода  чудеса им приписываются.

    Родионов М.А.:

     Ну, ‛аррафы, естественно, в племени есть. Это слово, в отличие от прежних времен, обозначает не того человека, который знает сокровенное, а человека, связанного с ‛урфом, т.е. знающего, как правильно заведено, и как правильно поступать. ‛Аррафом обычно является хороший хакам, или третейский судья. А чудес он не совершает, он просто знает обычное право. 

     Усеинова  С.Р.:

     А племенные поэты, которые играют такую большую роль в урегулировании всех

споров?

     Родионов  М.А.:

     Да, поэты существуют до сих пор практически во всех социальных группах. Они должны обладать даром ясновидения, у них должны быть хорошие отношения с гениями (демонами, джиннами) поэзии. Именно поэтому они могут иной раз нарушать общие правила. Чтобы вызвать демона Хаджиса, можно долго жевать кат. Правда, в Йемене все жуют кат. Но даже если поэт выпьет что-нибудь хмельное, ему это скорее всего простят. Ведь ему, как некогда шаману, надо войти в особое состояние, чтобы вызвать духов. И сегодня, кстати, я хотел бы добавить, в приватных кружках южноаравийцев в Саудовской Аравии значительную роль играют поэты, которых специально выписывают с родины. Поэт уезжает налегке, а возвращается на великолепном автомобиле с деньгами и большой стопкой красиво изданных книг собственного сочинения. И ясно, что некоторые тексты не публикуется. Одни связаны с паломничествами, прежде всего, к могиле пророка Худа, национального пророка Хадрамаута, где воспеваются его чудеса. Так что поэт играет некоторую сакральную роль, но он получает воздаяние в этом мире. 

     Пахомов С.В.:

     Известна  ли в Южной Аравии практика гадания  по звездам?

     Родионов  М.А.:

     В племенах сохранилось древнее искусство  чтения по следам. И многие говорят: мы видим скрытое внизу, под ногами, и скрытое вверху, в небе. Ночные переходы делались по звездам, и не только сухопутные, но и морские, при каботажном плавании. Капитаны кораблей – многие из них мистики и поэты, рифмующие свои лоции. Изученная Т.А. Шумовским лоция Ахмада ибн ал-Маджида, лоцмана у Васко да Гаммы, – явление типичное для Южной Аравии. Лоций известно много и некоторые ими пользуются до сих пор. Один йеменский археолог, поведал мне, что его дедушка был знаменитым капитаном и подарил малотиражное издание дедушкиной лоции, где срифмованы мели, звезды, ветры.

     Безусловно, знание звезд важно. Знание звезд используется и в сельском хозяйстве, поскольку лунный неудобен, сезоны все время «скользят». Но отсюда прямой выход к гаданию по звездам. Предзнаменования, связанные с дождем, паводком, – да. Мне приходилось наблюдать лунное затмение в йеменской глубинке. Все делалось по законам этнографии: стучали в тазы, барабаны и бубны, чтобы луна вернулась на небо. Но традиционных астрологов в Йемене я, не встречал. 

     Емельянов В.В.:

     Астрология  больше актуальна в земледельческих  районах, там, где важно соблюдать  периоды сельскохозяйственных работ. Может быть, в оазисах какие-то свидетельства бытования астрологических  представлений встречаются? 

     Родионов  М.А.:

     Свидетельства астрологических представлений, как я говорил, связаны в оазисах с земледельческим звездным календарем и множеством соответствующих примет. Но с развитой астрологией я не сталкивался. 

     Усеинова  С.Р.

     То  есть профессии мунадджим не существует?

     Родионов  М.А.:

     Думаю, эти навыки совмещаются с другими  занятиями: с должностью хаййала, например, о которой я упоминал. 

    Нешитов П.Ю., аспирант:

     Вероятно, не вполне корректно переводить ‛ада как «закон», потому что этот

порядок дается описательно, а не через осмысление неких общих закономерностей.

     Родионов  М.А.:

     ‛Ада  очень многое означает, в том числе и некий порядок. Судить по обыкновению

по традиции – значит. пользоваться все-таки некими общими правилами. И если лет двадцать происходящее у соседа не вызывало ваших явных возражений, то это уже ‛ада, это уже почти юридическая норма. Вообще востоковеды при переводе некоего понятия, бытующего в изучаемой культуре, обычно воспринимают его как термин, т.е. как нечто строго определенное и неизменное, чему можно и должно подыскать строгое соответствие в нашем языке. А в Южной Аравии, как, думаю, в любом традиционном обществе мыслят функционально, контекстуально. Это особенно заметно при переводе племенной номенклатуры. Нам хочется построить иерархию: племя, подплемя, род и т.д. А между тем вопрос, обозначает ли данное слово большую или меньшую единицу – часто абсолютно бессмысленный. Все определяет контекст. На уровне языка все явления равны. Но некое слово часто может быть почти безразмерным, обнимать многие вещи, в зависимости от контекста и функций. 

     Пахомов С.В.:

     Как понимают чудеса в Южной Аравии? Это внесение хаоса, чего-то враждебного 

порядку – или же это, напротив, способ еще  большего упорядочения мира?

     Родионов  М.А.:

     Есть  разные понимания. Одни хотели бы вообще забыть о любых чудесах и действовать, исходя из логики этой жизни. Другие понимают чудеса как проявление сокровенного закона, как высшее упорядочение, говоря Вашими словами. Третьи – как определенную аномалию, вызванную для достижения высших целей. В каждом случае внутри культуры существует несколько точек зрения.

     В рассуждениях мусульманских богословов чудесные дела не исходят от шайтанов, от них – одни козни и хитрости. Хотя, когда Иблис, сотворенный из огня, отказался признать превосходство  Адама, созданного из глины, Бог разрешил Иблису сбивать человека с прямого пути. Но дьявольские козни – не чудеса, а испытание человека.

     На  уровне высокого ислама чудеса не связываются  ни с ангелами, ни с духами. А на бытовом уровне люди верят, что мельник  Хусайн из деревни Хурайхар может пустить по ветру банкноту, которая растворится в воздухе, и после этого немедля придет письмо из Индонезии от давно молчащего родственника. Для этого только надо попросить джиннов на их квакающем языке, который, к сожалению или к счастью, нам с вами не известен.

Добавил: Vestav
Просмотров: 262 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
© 2010 Кафедра философии и культурологии Востока
Сайт создан в системе uCoz